Okapi
О проекте
Главная
Статьи
Видео
Грамотный юрист
Гражданская ответственность в Италии
Гражданско-правовая ответственность по обязательствам из причинения вреда наступает всегда как следствие правонарушения. Как и в других правовых системах романо-германской семьи, в итальянской правовой системе сохраняется традиционное для римского права разделение института правовой ответственности на два вида – договорную (ex contractu) ответственность и деликтную (ex delictu) ответственность.

Первый вид ответственности наступает вследствие нарушения договорных обязательств, которое в итальянском Гражданском кодексе именуется неисполнением. В соответствии с ч.1 ст. 1372 Гражданского кодекса договор «имеет силу закона для договаривающихся сторон», поэтому нарушение вытекающих из договора обязательств является косвенным нарушением закона: по Аристотелевой логике, если закон обязывает соблюдать положения договора (pacta sunt servanda), нарушение договорных обязательств в конечном итоге представляет собой косвенное нарушение данного закона. Правовые нормы, регулирующие вопросы возмещения причиненного вреда, предусмотрены ст.ст. 1223-1229 итальянского ГК. Так, норма, содержащаяся в ст. 1223 ГК, устанавливает, что возмещению подлежит лишь ущерб, который является «непосредственным и прямым следствием» неисполнения договорных обязательств. Следовательно, косвенный ущерб в таких случаях во внимание не принимается, а в ст. 1225 ГК говорится, что в тех случаях, когда неисполнение не является умышленным, «возмещению подлежит лишь ущерб, который можно было предвидеть в момент возникновения обязательства».

Приведем два примера.


Возмещение ущерба, явившегося следствием ненадлежащего качества проданного товара, не включает возмещение ущерба, нанесенного потерей доверия к товару со стороны потребителей, поскольку речь идет об ущербе, который лишь косвенным образом связан с низким качеством товара. Возмещение ущерба, нанесенного в результате опоздания самолета или поезда, не включает ущерб от потери возможности совершить сделку, которую заключили другие лица, прибывшие раньше, поскольку такой вид ущерба не предвиделся в момент подписания договора. Очевидно, что в силу того, что речь идет о договоре между «сторонами», отношения между кредитором и должником устанавливаются на основании договора, и правила возмещения ущерба, касаются лишь сторон, будь они юридическими или физическими лицами, даже если ущерб вызван поведением третьих лиц, услугами которых воспользовался должник при исполнении обязательств по договору (ст. 1128 ГК).

Второй вид гражданско-правовой ответственности за нанесенный ущерб является следствием правонарушения, т.е. нарушения правовых норм, действующих в отношении всех лиц, а не только в отношении сторон по договору; при этом нарушаются абсолютные права, т.е. те права, которые мы все обязаны признавать и соблюдать (право на жизнь, телесную неприкосновенность, собственность и т.д.) Речь идет о древнейшем принципе «neminem laedere», кодифицированном еще римским правом в законе «lex aquilia», в соответствии с которым всякий, кто причинял вред, нарушая закон неумышленно или умышленно, был обязан возместить его. Этот принцип содержится в ст. 2043 ГК Италии, которая гласит: «Всякое действие умышленное или неумышленное, причиняющее неправомерный вред другим лицам, влечет за собой обязательство со стороны совершившего это действие возместить причиненный вред».

Поскольку в данном случае речь идет о разновидности гражданско-правовой ответственности отличной от договорной (ex contractu) ответственности и являющейся следствием противоправного действия (ex delictu), ее называют внедоговорной ответственностью (т.е. ответственностью вне связи с договором) или аквилиевой ответственностью (по названию римского закона, предусматривавшего ее).

Такая ответственность наступает, как правило, лишь в отношении лица, непосредственно совершившего действие (а им может быть лишь физическое лицо, так как «societas delinquere non potest»), и в отношении тех, кто по закону должен нести ответственность за поведение совершившего действие. Так, например, родители несут ответственность за причинение вреда их несовершеннолетними детьми (ст. 2048); работодатели также несут ответственность за действия, совершенные их работниками при выполнении последними своих обязанностей (ст. 2049).

При анализе существующей системы гражданско-правовой ответственности возникает вопрос, решение которого пока не нашло своего отражения в законе, но может быть найдено путем толкования. Вопрос заключается в возможности одновременного существования договорной и внедоговорной ответственности за одно и то же совершенное действие. Иными словами, необходимо установить может ли одно и то же действие вступать в противоречие одновременно с договорными правилами и общими правилами, и, следовательно, может ли это действие стать основанием для возникновения договорной ответственности и внедоговорной ответственности.

В принципе принято считать возможной конкуренцию договорной и внедоговорной ответственности, поскольку вполне возможно, что одно и то же действие нарушает одновременно две нормы, одна из которых является договорной, а другая – внедоговорной. Однако ситуация может оказаться гораздо более сложной и трудноразрешимой. Самый простой пример – случай, когда потерпевшие от одного и того же действия являются разными лицами. Здесь не составляет труда сразу же отметить, что нарушение договорных правил, являющихся одновременно и общими правилами, помимо причинения вреда контрагенту, может причинить вред и третьим лицам, не имеющим отношения к договору. Если причиненный третьим лицам вред касается нарушения абсолютного права и является следствием противоправного поведения, то причинитель вреда несет в отношении контрагента договорную ответственность, а в отношении третьих лиц – внедоговорную ответственность.

Ситуация усложняется, когда необходимо установить, может ли быть, в случае нарушения договорных правил, являющихся также и общими правилами, помимо договорной ответственности причинителя вреда в отношении контрагента, конкурирующая внедоговорная ответственность в отношении того же контрагента. Данная проблематика не рассматривалась Кассационным судом в общем плане. Конституционный суд принимал решения лишь по каждому конкретному случаю.

Конкуренция двух разновидностей гражданско-правовой ответственности в отношении одного и того же субъекта за одно и то же действие, совершенное одним и тем же лицом, была признана для случаев, когда причиненный вред затрагивал нарушение разных прав этого субъекта, одно из которых вытекало из договора, а другое представляло собой абсолютное право. Таким образом, был утвержден принцип, по которому признавалась возможной конкуренция договорной и внедоговорной ответственности, когда причиненный вред затрагивает не только специфические права, вытекающие из договора, заключенного пострадавшим, но и одновременно одно из абсолютных прав последнего, таких, как право на личную неприкосновенность или собственность.

Например, в одном из имевших место случае произошло обрушение дома, часть которого была предназначена для проживания людей, а другая была оборудована для содержания скота. Обрушение привело к гибели скота, принадлежавшего на правах собственности арендатору. Арендодатель, не содержавший в должном состоянии свою недвижимость, понес договорную ответственность за причиненный вред и внедоговорную ответственность за ущерб, выразившийся в гибели скота в результате обрушения дома. (Решение Кассационного суда от 01.06. 1981г.). Как мы видим, в данном случае возможность конкуренции двух разновидностей ответственности за одно и то же действие основывалась на различии нарушенных прав.

Вопрос усложняется еще больше, когда нарушенное право, связанное с нарушением договорных обязательств и общих правил, является абсолютным и одним и тем же. Иными словами, возможна ли конкуренция договорной и внедоговорной ответственности в тех случаях, когда одно и то же действие нарушает договорное правило, являющееся одновременно общим правилом, и нарушает одновременно абсолютное право контрагента, которое записано в договоре?

Случаи конкуренции двух разновидностей ответственности за одно и то же действие, нарушающее абсолютное право и такое же право, предусмотренное договором, рассматривались и нашли положительное решение по делам из области медицины. Например, в отношении врача клинической больницы, который должен был в соответствии с обязательствами оказывать всю необходимую помощь больному, вытекающими из договора между пациентом и больницей, допустил ошибку по небрежности, что привело к смерти больного.

Однако следует отметить, что в этих случаях нарушенное абсолютное право не было предусмотрено договором (право на жизнь, личную неприкосновенность), вместе с тем нарушение абсолютного права рассматривалось как основание для внедоговорной ответственности. В этой связи дискутировался вопрос о том, можно ли в подобных случаях говорить о договорной ответственности, поскольку нарушенное право не было предусмотрено в договоре. Напротив, для случаев, когда нарушенное право, даже если оно абсолютное, предусмотрено договором, как, например, право на собственность, и является предметом договора, данный вопрос, который мог бы рассматриваться в ином ключе, представляется по существу нерешенным. В самом деле, по данному вопросу Кассационный суд, по всей видимости, никогда не выносил решения. Однако можно отметить, что если мы имеем дело с абсолютным правом, предусмотренным в тексте договора, нарушение такого права со стороны другого контрагента представляется не только неисполнением обязательств по договору, но и основанием возникновения внедоговорной ответственности за один и тот же вред, а подавляющее большинство случаев неисполнения обязательств по договору содержат основания для возникновения обеих разновидностей ответственности. Таким образом, должны нести также и внедоговорную ответственность, например, арендатор за вред, причиненный арендуемой им квартире, перевозчик за ущерб, нанесенный перевозимому грузу, депозитарий за вред, причиненный отданной ему на хранение вещи и т.д. На мой взгляд, для теоретического решения данного круга вопросов следует обратить особое внимание на абсолютный характер нарушенного права не в абстрактном смысле, а в конкретном смысле. В самом деле, некое право, хотя и определяется как абсолютное, например, право на собственность, перестает быть таковым в тех случаях, когда оно предусматривается договором, по крайней мере, в отношении другого контрагента. Следовательно, в то время как ущемление такого права со стороны кого бы то ни было нарушает общее правило «neminem leadere», т.е. ст. 2043 ГК Италии, напротив, его нарушение со стороны другого контрагента нарушает положение договора, посредством которого это право было предусмотрено договором лишь с определенными ограничениями. Иными словами, наличие в договоре права ex contractu ставит другого контрагента в иное положение по отношению к этому праву по сравнению со всеми остальными субъектами хозяйственной деятельности, в том смысле, что некоторые аспекты этого права переходят к другому контрагенту.

Нарушение границ, в рамках которых было передано это право, не является поэтому нарушением общего правила «neminem leadere» , но нарушением договорного правила, ограничивающего предусмотренное договором право. Такое толкование исключает возможность конкуренции двух разновидностей ответственности за одно и то же действие по отношению к одному и тому же субъекту договора, в результате которого были нарушены абсолютные права, предусмотренные договором, поскольку последние, будучи предметом договора, перестали рассматриваться в отношении договаривающихся сторон абсолютными.

Этот вопрос имеет не только теоретическое значение, так как в зависимости от вида наступающей ответственности определяется подсудность и компетенция соответствующего суда (по месту заключения договора, если определяется договорная ответственность; по месту причинения вреда, если определяется внедоговорная ответственность). Поэтому, если в суд по месту заключения договора подан иск с требованием возместить вред, причиненный в рамках договорной ответственности, и при этом обнаруживается, что вред причинен в рамках внедоговорной ответственности, исковое заявление должно быть отклонено, так же, как если в суд по месту причинения вреда подан иск с требованием возместить вред, причиненный в рамках внедоговорной ответственности, и при этом обнаруживается, что вред причинен в рамках договорной ответственности.

Жанна Самойленкова.

Время закона
<< <         > >>
             
             
             
             
             
             
Время закона
Время закона